Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата.

"Оконфликте "МММ" с государством говорилось и писалось уже очень много, развивался он у всех на глазах, так что каждый, я думаю, давно уже решил для себя, кто здесь прав, кто виноват" (Мавроди С. У "МММ" нет проблем. — Вечерняя Москва, 12 сентября 1994 г.).

5. "Похвала" адресату— exhortatio.Вспомните фрагменты рекламных текстов "МММ": "Мы — партнеры", —

149

обращается "голос "МММ" за кадром к Лене Голубкову, возвышая, поднимая его до себя; "Правильно, Юля" и пр., и пр. Похвала акционеру или потенциальному акционеру в той или иной форме содержится почти в каждом рекламном тексте.

В тексте подготовленного, безусловно, по заказу "МММ" "письма акционеров" в газеты изобилуют "похвалы Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. самим себе", т. е. на самом деле — похвалы "МММ" людям, доверившимся этой фирме.

Кстати, "письмо" носит характерное название: "Почему мы верим "МММ" и не верим чиновникам?" Именно вера— основа риторических манипуляций с людьми. Напомним: "Поверила!" (Из рекламного текста о Марине Сергеевне.)

Вот почему в статье Д. Ловковского, цитированной выше, справедливо отмечается: "Впрочем, спорить с "МММ" и его пылкими сторонниками бесполезно — это равноценно попыткам доказать верующему человеку, что Бога нет. "Мы верим в честность и солидность своего партнера", — твердят акционеры. Пусть верят — религ гиозному человеку на свете жить легче".

Приведем фрагменты из текста "письма": "Извините, господа, мы научились маленько считать Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата., видеть и думать, во всяком случае, когда речь идет о судьбе не казенных, а наших собственных, личных денег" (Центр-plus, август 1994. — №.30. — Вып. 3).

Тот же прием, но с "обратным знаком" использован составителями "письма", чтобы заставить вкладчиков НЕ ВЕРИТЬ тем источникам, которые разоблачают деятельность "МММ": внимание людей привлекается к тому, как РУГАЮТ их противники "МММ": "Известия" нас сравнивают с наркоманами, с избирателями Жириновского, величают "партией халявы", друзьями Лени Голубкова — финансовыми спекулянтами". "МК" обозвал "люмпенами, рвущимися в рантье" и фото дал: старушка сует в объектив огромный кулак".

6. Риторический вопрос (фигура речи) в сочетании с риторическим тропом иронии, направленной против оппонента или противника."Идут в Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. ход рассуждения о "пирамидальной схеме сбора денег", когда последние вкладчики оплачивают высокие проценты первых, все

150

кончается крахом, и зачинатель сбегает в Цюрих. Простите, а как насчет "презумпции невиновности"? Можно ли критиковать... не за то, что фирма делает, а за то, что она, по вашему мнению, может сделать? Если да, то чем вы отличаетесь от незабвенного А. Я. Вышинского?" (Почему мы верим "МММ" и не верим чиновникам?)

7. Риторическая фигура sermocinacio.Это включение в текст воображаемой речи оппонента или противника, долженствующей раскрыть его подлинные мысли и интересы. Примером может служить выдержка из того же письма "Почему мы верим "МММ" и не Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. верим чиновникам?": "Если бы государственные финансисты-монополисты и подпевающая им "независимая" пресса имели мужество раскрыть истинные причины беспрецедентной травли "МММ", они сказали бы: "Граждане, заступитесь! Конкуренты обижают, уводят клиентуру! "МММ" первой прорвала нашу монополию, первой показала, что самый эффективный способ привлечения массового вкладчика — это человеческое к нему отношение!"



8. "Редукция комплексности" и контрастные оценочные альтернативы.Об этой риторической стратегиии было подробно сказано в предыдущей лекции в связи с анализом общих черт риторической модели тоталитаризма, для которой эта стратегия является абсолютно необходимой и одной из важнейших. Однако в целях достижения фидеистического согласия адресата та же модель используется и в современном политическом дискурсе, и Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. в средствах массовой информации. Модель рассчитана на массового адресата и нацелена на манипулирование им в целях говорящего или представляемой им социальной группы.

9. Особые риторические стратегии, используемые в идеологических текстах— "стратегия мобилизации" и "стратегия демобилизации" общественного мнения.Первая из них употребляется авторами и ораторами, политическими группами, целью которых является "изменение существующего положения дел". Это характерно для лидеров, ищущих власти, или политических сил, стремящихся изменить status quo. При этой стратегии политические события представляются в драматическом виде, а положение как ужасное, требующее решительных действий. При второй стратегии ситуация подается как нор-

151

мальная, хотяи сложная, а события как естественно идущие своим чередом Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата., требующие терпения от членов общества. Первая стратегия использует отрицательно-оценочные слова, выражения, метафоры, "ищет виновных". Вторая использует эвфемизмы (см. ниже) и избегает указания в речи на конкретных "виновников" или "ответственных" за происходящее.

2. ОПЕРАЦИИ СО СМЫСЛАМИ СЛОВ, ВЫРАЖЕНИЙ,

ВЫСКАЗЫВАНИЙ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

И СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

ПРИ ПРЕДСТАВЛЕНИИ ИНФОРМАЦИИ

Теперь посмотрим, какие операции со словами, выражениями, высказываниями и их смыслами чаще всего используются для представления действительности в том виде, который выгоден говорящему (автору) и соответствует интересам социальной или политической группы, которую он представляет.

1. Приемы "скольжения смысла".Одной из центральных проблем анализа идеологического текста является проблема соотношения "идеологии и истины". Как относится Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. представление действительности в таком тексте к самой действительности, к онтологии — сущему?

Для ответа на этот вопрос нужно учитывать лингвистическую теорию. В семантике выработано теоретическое положение о различии между "смыслом" и "референцией" лингвистической единицы — слова, выражения, высказывания.

Под термином смысл понимается отношение между означающим (словом, выражением) и означаемым (понятием, "идеей"). Так, выражения утренняя звезда и вечерняя звезда имеют разные смыслы: невозможно заменить вечернюю звезду на утреннюю в предложении Пастух ложится спать, завидя вечернюю звезду. Понятия, идеи (означаемые этих выражений) тут разные (пример немецкого лингвиста Фреге). Однако явление (объект) действительности, "онтологии", которое называется этими выражениями, одно — звезда Венера. Это явление (объект Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата.) в лингвистической семантике обозначается терми-

152

ном референт. Получается, что одно и то же явление (референт) может быть названо словами (выражениями), которые имеют разный смысл.

Приведем примеры идеологической "игры" со смыслами и референтами слов и выражений, которая называется "скольжением смысла".

Возьмем один референт — французское население Квебека. В идеологических текстах, произведенных федералистами, позиция которых состоит в признании Канады своей родиной, этот референт назван выражением французские канадцы, а в текстах сепаратистов, стремящихся к отделению Квебека, тот же референт называется словом квебекцы. Аналогичные примеры "скольжения смысла" можно легко обнаружить в любых идеологических текстах, ср.: "Обвинения прессе, мол, мы занимаем прочеченскую и, значит, антироссийскую позицию — жульничество. Прочеченская Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. — это пророссийская. Ибо Чечня — это Россия. Если власть уничтожает часть России, быть на стороне уничтожаемых— не значит быть против России" (Минкин А. Борис, Борис! Чеченцы Грачева обижают! — МК, 7 мая 1995 г.).

В этом фрагменте автор доказывает свой патриотизм с помощью критики неудачной формулировки, использованной в правительственной аргументации. В самом деле, если позиция правительства состоит в признании Чечни частью России, то нельзя употреблять выражение прочеченская позиция для доказательства антипатриотизма. Такое выражение было бы естественно, напротив, в речи тех, кто считает Чечню самостоятельным государством или самостоятельной воюющей стороной. Если исходить из того, что Чечня — часть России, а воюющая сторона — "незаконные бандформирования Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата.", то тогда уж следовало бы назвать позицию части прессы продудаевской, пробандитской или иначе. "Скольжение смысла" — мощный и наиболее частотный прием представления действительности в нужных целях, и относиться к его возможностям нужно очень внимательно.

Ср. также: "Свободный мир против стран с тоталитарным режимом" и "Американский империализм против социалистических стран", "Израильтяне против арабов" и "Сионисты против палестинцев" и мн. др.

153

Рассмотрим отдельно весьма рапространенные оценочные разновидности "скольжения смысла" в идеологических текстах.

1) Эвфемизмы.Слово эвфемизм греческого происхождения (euphemismos, от euphemia — благоговейное молчание, добрая слава) и обозначает использование более "мягкого", "приемлемого" слова или выражения для обозначения явления или объекта. С помощью эвфемизма такой объект Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. представляется адресату более "приятным" или не столь опасным.

Саллюстий приводит удивительно проницательные и вместе с тем горькие слова Катона в сенате: "К сожалению, мы давно утеряли верные названия вещей и потому то, что касается раздела чужого имущества, именуется щедростью, а способная к дурным выходкам наглость — смелостью, именно потому государство стоит на грани катастрофы" (цит.: Gauger H.-M. Unwahre Worter? — Stuttgart, 1985).

Характерно в связи с явлением эвфемизации "скольжение смысла" таких слов, как бизнес, бизнесмен, дело, деловой человек и других слов того же семантического поля в отечественной логосфере после перестройки, когда эти слова стали часто употребляться для обозначения сомнительных махинаций Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата., не имеющих ни к бизнесу, ни к делу в первоначальных значениях этих слов никакого отношения.

Приведем другие примеры. Реферируя книгу О. Ре-буля "Язык и идеология", Н. А. Безменова пишет: "Во время алжирской войны 1954—1962 гг. во французских официальных выступлениях было табуировано само слово война, имплицирующее (подразумевающее) алжирцев нацией. В других случаях эвфемизм призван камуфлировать существование не борьбы, а самого противника: горстка партизан, клика, марионетка и т. д. уничтожает врага количественно" (Язык и идеология. — М., 1987).

Во время войны во Вьетнаме в газетных выпусках администрации Никсона концентрационные лагеря назывались лагерями для беженцев, разбомбленный жилой дом обозначался как военный объект, а бомбардировка Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. как защитная мера.

154

2) Отрицательно-оценочные, или пейоративные, выражения.Название термина происходит от лат. peior — худший. Это как бы "эвфемизм с обратным знаком" — референт называется словом или выражением, заведомо имеющим отрицательно-оценочное значение. Так, палестинцев в США на протяжении многих лет именуют не иначе как террористами. Это формирует общественное мнение необходимым образом: в сознании масс понятие "палестинец" полностью перекрывается понятием "террорист".

Примеры использования эвфемизмов и пейоративных слов можно легко найти в текстах, представляющих действия российской армии в Чечне и составленных официальными источниками: говорится не о войне, а о вооруженных столкновениях, противник назван вооруженными бандформированиями и пр. Оппозиционная этим действиям пресса Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. говорит, напротив о войне, о вооруженном народе как противнике и пр. На этих примерах видно, что различные цели представления действительности определяют соответствующий отбор слов и выражений для называния одного и того же референта, имеющих разный смысл и формирующих в совокупности более "приемлемую" картину в восприятии адресата. Ср. также: разведка — шпионаж, информация — пропаганда, союз — пакт, патриотический — шовинистический и пр.: каждое первое из слов пары употребляется для описания "своей" деятельности, каждое второе — для описания деятельности противников или оппонентов.

2. Приемы "размывания смысла".Так можно назвать специфическое для идеологических текстов нарочитое использование слов без точного понятийно-логического содержания, слов, которые каждым Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. могут быть поняты по-своему, и тем более различаются по значению в различных идеологиях. К ним могут быть отнесены так называемые "лозунговые слова" и "пустые формулы".

"Лозунговые слова" имеют особенно большое значение для идеологизации текста, создания его фидеистической функции (т. е. убеждающей силы, воздействующей не на разум и не на разум и чувство, а только на чувство для формирования веры). Это в первую очередь такие слова, как свобода, равенство, справедливость,

155

демократия, мир и др. Для таких слов характерна положительная окраска: каждый чувствует, что свобода и демократия — это хорошо, поэтому склонен положительно воспринимать и текст, в котором постоянно эти слова повторяются, и Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. его автора (ср. у нас — реформы).

Так, Ф. Миттеран, формируя в 1981 г. свою политическую стратегию, особенно внимательно относился к использованию слов демократия и левые. Закончил он свою речь тем, что сам назвал "гимном свободе". "Лозунговые" слова называют также "символическими", так как в идеологических текстах их значения намеренно не определяются: как бы предполагается, что они не нуждаются в определении. Вместе с тем отличительной особенностью политической и идеологической словесной борьбы является то, что оппоненты или противники как бы борются за "правильное" употребление таких слов. Каждая партия стремится доказать, что именно ее словоупотребление истинно, верно, а политические противники этот смысл искажают Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата., намеренно или ненамеренно. Однако точных формулировок практически никогда не дается, о значении таких слов "не договариваются", но обвиняют противника в неверном их понимании. Таким образом, каждый из оппонентов как бы претендует на единственно истинное понимание, а в конечном счете — на "монопольное" обладание истиной вообще, а не только истиной относительно понимания "символических слов". Это и понятно: слова лир, свобода, демократия, безопасность и прочие имеют центральное положение в системе ценностей человека современного мира, так что тот, "кто правильно понимает их", как бы "правильно понимает все".

"Пустые формулы" отличаются от лозунговых слов тем, что обозначаемые ими понятия не имеют такого центрального положения Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. в системе ценностей. Они не несут выраженной положительной оценки. Вместе с тем они близки к символическим словам тем, что также употребляются в контексте так, как будто имеют в нем какой-то точный смысл, тогда как его нет: их значения так же расплывчаты. Это, например, такое выражение, как качество жизни. Каждый вкладывает в это выражение собственный смысл, представление о том, что он хотел бы

156

иметь, но никакого общего для всех говорящих содержания у этого выражения нет, хотя употребляется оно так, как будто им обладает.

3. Избегание прямого называния предметов или явлений.Для этого используется риторический троп метонимии (перенос названия по смежности Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. предметов или явлений) с ее разновидностью — синекдохой (целое называется по его части или часть по целому). Приведем пример С. Ю. Медведевой, реферирующей книгу П. Л. Джелберта "К процедуре анализа новостей": "Белый дом объявил, что 18 транспортных самолетов С-141 помогали проведению французской и бельгийской операции" (Язык и идеология. — М., 1987). Здесь название Белый дом использовано вместо президент, чтобы, как считает автор книги, избавить президента от личной ответственности.

Или: в 1979 г. в Иране студенты взяли заложников-американцев, сотрудников посольства США. В теленовостях появился заголовок: "Кризис в Иране: Америка взята заложницей". Этот перенос названия целого (страна) на часть (ее нескольких граждан) — намеренное преувеличение с целью оправдать Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. любые действия, направленные на освобождение заложников или "наказание" виновных. Заметим, что слово заложник — слово оценочное, оно подразумевает невиновность и случайность жертвы, тогда как было известно, что американское посольство в этой стране было центром шпионажа. Все это освобождает от ответственности тех, кто примет решение о силовых способах воздействия на ситуацию.

4. Операции со смыслами и референцией, осуществляемые на уровне высказываний.В идеологическом дискурсе часто используется риторическая стратегия, которую можно назвать "затемнением истинности высказывания". Эта стратегия состоит в том, что при сообщении автор информации представляет адресату "версию" описания "якобы реальной" ситуации, т. е. такой, которая 1) описывается им "с чужих слов" или 2) в Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. описание которой он привнес субъективные суждения. Приведем примеры обеих ситуаций:

1) "Как стало известно "МК" из достоверных источников, Степашин подготовил к возвращению Бориса Ель-

157

цина из отпуска проект указа президента о возврате "Лефортово" его ведомству. Правда, неизвестно, подпишет ли этот указ президент" (Ерин и Степашин никак не поделят тюрьму. — МК, 12 апреля 1995 г.).

Такое представление событий называется "модальность de dicto": информация дается не о реальности, а о том, что сказано о реальности. В информационных идеологизированных текстах делается расчет на то, что некритически воспринимающий текст адресат "перестает замечать", что получает "опосредованную" информацию — высказывание с "затемненной истинностью".

2) "Однако итальянцам так хотелось Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. получить Солженицына в качестве лауреата, что они согласились приехать ради этого в Москву. Церемония вручения (премии Бран-кати), задуманная, по всей вероятности, как ослепительное торжество, потихоньку превращалась в фарс. Организованная в лучших провинциальных традициях, она обладала всеми атрибутами праздника маленького городка..." (Ковалева А. Солженицыну рассказали о Солженицыне, или Как ему вручали премию. — МК, 12 апреля 1995 г.). Этот фрагмент, как и вся статья, представляющая описание события — процедуры вручения А. И. Солженицыну премии Бранкати — изобилует оценочными словами, выражающими субъективное восприятие автора и в совокупности служащими для того, чтобы создать у адресата впечатление о незначительности всего происходящего. Это "модальность de re" (об объекте), однако автор вносит Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата. столько субъективных оценок, что истинность высказывания (текста) явно намеренно "затемнена".

Итак, анализируя идеологический текст или текст, представляющий информацию в средствах массовой информации, адресат должен научиться задавать себе вопрос: что есть истина и что кажется истиной в тексте? Какие компоненты описания идут от реальности, а какие — от автора (источника)? Как согласуются эти компоненты и согласуются ли они вообще? Потребитель массовой информации, не говоря уже о профессионале-гуманитарии, должен избирательно, критически подходить к "идеологически-ориентированной речевой продукции", а не пассивно "проглатывать" ее, на что, впрочем, она как * раз и рассчитана.


documentafomodd.html
documentafomvnl.html
documentafoncxt.html
documentafonkib.html
documentafonrsj.html
Документ Выражение уверенности говорящего (автора, оратора) в согласии адресата.